Linat Anve
Сразу вывод.

Если говоришь правильно - обозначаешь свой статус. Это парольная функция языка. Она реализуется особенно ярко в жаргонах и диалектах, когда особенности языка служат для различения своих и чужих.

Зачем писать и говорить грамотно? Если я говорю и пишу неграмотно, меня все равно понимают. Для всех носителей языка очевидна большая степень условности его орфографических и произносительных норм. И сами лингвисты говорят о традиционалистском консервативном характере русской орфографии. Нам рекомендовано писать так, как писали раньше. При этом обоснованность той или иной орфограммы уже совершенно неочевидна для современного русскоязычного человека, она понятна только узкому специалисту по истории литературного языка. Не имея логичного прозрачного аргумента в пользу сохранения нормы написания или произношения, человек закономерно начинает пренебрегать этой нормой.
Говорить о самоценности языка, о том, что правильная речь – это хорошо и красиво – не эффективно. Потому что это аргумент аксиологического порядка, а аксиология - дело субъективное. Наиболее убедительным может оказаться аргумент прагматический. И он есть. Он заключен в одной из базовых функций языка – парольной функции, или функции распознавания «своих» и «чужих». Наиболее ярко парольная функция актуализируется в жаргонах и диалектах: в одной деревне говорят «абрикос», в другой - «жердела». По таким словам-маркерам жители отличают своих земляков от чужаков. Литературный нормированный язык с его орфографической базой – это тоже, по большому счету, жаргон. Потому что он обслуживает определенную группу людей. Людей, как правило, образованных, людей интеллектуального труда. Литературная речь в данном случае является атрибутом статуса и атрибутом – что очень важно – привилегированной части населения. Она отличает ее носителя от носителя другой - непривилегированной - языковой традиции – разговорной или слэнговой. Следовательно, использование литературного языка и соблюдение его норм может (с учетом ряда других факторов) обеспечить статус образованного человека.
Примечательно, что наряду с дифференцирующей парольной функцией литературный язык одновременно выполняет и интегрирующую функцию, функцию объединения всех носителей языка. Эта функция тоже обусловливает рациональность соблюдения литературной нормы. Используя средства литературного языка, говорящий или пишущий всегда может рассчитывать на понимание воспринимающего, потому что норма литературного языка общеизвестна и пропагандируется через книги, СМИ, интернет. Жаргон, диалект или слэнг не смогут обеспечить нормальную успешную коммуникацию между всеми носителями русского языка. С этой задачей пока справляется как раз литературный язык, благодаря своей универсальности, нормированности и единообразию.

Автор текста - аспирант филологии Алиса Федорова

@темы: русский язык, филология